.RU

4. О ТРАВАХ И ТУШЕНОМ КРОЛИКЕ - Книга четвертая



^ 4. О ТРАВАХ И ТУШЕНОМ КРОЛИКЕ

Оставшиеся несколько часов дневного света они отдыхали, передвигаясь в тень по мере движения солнца, пока наконец тень западного края их углубления не стала длинной и темнота не заполнила все их убежище. Тогда они немного поели и попили. Горлум ничего не ел, но с радостью принял воду.

- Скоро будет много воды, - сказал он, облизывая губы. - Хорошая вода бежит в ручьях к великой реке, хорошая вода в землях, куда мы идем. Смеагорл тоже будет там иметь пищу. Он очень голоден, да, Горлум!

Он положил две большие широкие ладони на свой сморщенный живот, и бледный зеленый свет вспыхнул в его глазах.

Уже было темно, когда они выбрались из углубления и затерялись в неровной местности у края дороги. Оставалось три ночи до полнолуния, но луна до полуночи не поднималась из-за гор, и начало ночи было очень темным. В одной из башен горел одинокий красный огонь, но больше не было ни видно, ни слышно никаких признаков бессонной вахты в Моранноне.

Через многие мили красный Глаз, казалось, следил за ними, бегущими, спотыкаясь, через неровную каменистую страну. Они не осмеливались идти по дороге, но держались слева от нее, следуя вдоль дороги на небольшом расстоянии. Наконец, когда ночь подходила к концу и они уже так устали, что разрешили себе короткий отдых, Глаз превратился в маленькую огненную точку, а потом исчез: они обогнули темный северный отрог низких гор и двинулись на юг.

Они отдыхали со странно легкими сердцами, но недолго. Медленность их передвижения не устраивала Горлума. По его расчетам, около тридцати лиг отделяло мораннон от перекрестка дорог у осгилиата, и он надеялся покрыть это расстояние за четыре перехода. Поэтому они снова скоро двинулись в путь и шли, пока не начался рассвет. К этому времени они прошли восемь лиг, и хоббиты не могли идти дальше, если бы даже осмелились.

Рассвет открыл перед ними местность, гораздо менее обнаженную и разрушенную. Горы по прежнему зловеще маячили слева от них, но поблизости от себя они видели южную дорогу, теперь отвернувшую от черного основания холмов и повернувшую в этом месте на запад. За ней пологие склоны поросли одиночными деревьями, подобными темным облакам, а между ними расстилались пустоши, заросшие вереском, ракитником и кизилом, а также другими кустарниками, которых хоббиты не знали. Хоббиты несмотря на усталость, немного приободрились: воздух был свеж и ароматен и напоминал им равнины северного Удела. Приятно было сознавать, что эта земля лишь недавно попала под власть Повелителя Тьмы и еще не успела прийти в полное запустение. Но они не забывали ни об опасности, ни об черных всадниках, все еще слишком близких, хотя и скрытых за горами. Хоббиты принялись за поиски убежища, где можно было бы скрытно провести день.

День тянулся бесконечно. Путники лежали в зарослях и считали медленные часы, в которых, казалось, ничего не менялось: они все еще находились поблизости от Эфел Дуата, и солнце было затянуто дымкой. Фродо часто засыпал и спал глубоко и мирно, то ли поверив Горлуму, то ли слишком устав, чтобы беспокоится о чем-то. Но Сэм обнаружил, что с трудом может лишь дремать, даже когда Горлум, очевидно, крепко спал, всхлипывая и дергаясь в своих темных снах. Голод, вероятно, больше, чем осторожность, мешал Сэму спать: он тосковал по хорошей домашней пище, чему-нибудь горячему из кастрюли.

Как только местность потеряла четкость очертаний в серости начавшегося вечера, они снова пошли. Некоторое время Горлум вел их по южной дороге; тут они шли быстрее, хотя опасность была большей. Они все время ожидали услышать топот копыт по дороге впереди или позади себя. Но ночь прошла, а они не слышали ни всадника, ни пешехода.

Дорога была проложена в давние времена, хотя на протяжении тридцати миль от мораннона она была недавно подновлена. Когда они продвинулись дальше на юг, их поглотила дикая местность. Вокруг по прежнему видны были следы деятельности людей древности: дорога время от времени проходила по искусственным углублениям в холмах или перепрыгивала через ручьи на каменных древних мостах; но постепенно эти следы становились все менее заметными, лишь изредка из кустов виден был среди мха и травы старый плоский камень мостовой. Деревья и кусты покрывали обочины и протягивали свои ветви над поверхностью дороги. Наконец она превратилась в сельскую редко используемую дорогу, но по прежнему, никуда не отклоняясь, она придерживалась того же направления и вела спутников кратчайшим путем.

Так они оказались в северной части той земли, которую люди некогда называли Итилиен, - прекрасной страны лесистых холмов и быстрых рек. Ночь под звездным небом и круглой луной была восхитительна, и хоббитам казалось, что по мере того, как они идут вперед, воздух становится все более ароматным. По фырканью и бормотанью Горлума было ясно, что и он заметил это, но ему это не нравится. При первых признаках дня они снова остановились. Они подошли к концу длинной выемки и оглянулись.

Уже наступил день, и они увидели, что горы теперь гораздо дальше от них, они виднелись длинной туманной дугой на востоке, исчезавшей на расстоянии. На запад от них терялись в мягкой дымке пологие склоны. Они поросли лесками смолистых деревьев: пихты, кедра, кипариса и других видов, неизвестных в Уделе, с широкими полянами между ними. Всюду была масса приятно пахнущих трав и кустов. Долгое путешествие из раздола привело их далеко на юг от их земли, но только здесь, в защищенном районе, хоббиты заметили перемену климата. Вокруг них царила весна: молодые побеги папоротника пронзали мох и плесень, концы ветвей лиственниц позеленели, в траве видны были маленькие цветы, пели птицы. Итилиен, сад Гондора, теперь заброшенный, сохранял и в дикости свою прелесть.

На юг и запад этот район был открыт теплому воздуху с Андуина, с востока его прикрывал Эфел Дуат, в то же время отделяя от тени гор, с севера - Эмин Муил. Теплые влажные ветры с моря свободно проникали сюда, здесь росло множество больших деревьев, посаженных много веков назад; повсюду виднелись густые заросли тамариска и душистого терпентинного дерева, сливы и лавра; можжевельник и лавр, мирт, чебрец, растущий кустами, напоминал гобелен, наброшенный на камин; шалфей множества разновидностей выбрасывал синие, красные и бледно-зеленые цветы; и майоран, и свежая петрушка, и множество трав, не известным лучшим травникам и садоводам Удела. Гроты и скалистые стены густо заросли камнеломкой и другими ползучими растениями. Среди зарослей лощины проснулись примулы и анемоны; нарциссы и илин кивали своими полуоткрытыми головками в траве; у омутов, где быстрые ручьи отдыхали в прохладе на своем пути к Андуину, росла густая зеленая трава.

Путешественники повернулись спиной к дороге и пошли вниз по склонам. Они шли и прокладывали себе путь среди трав и кустов, и сладкий аромат разливался вокруг них. Горлум кашлял и недовольно бормотал, но хоббиты дышали глубоко. Неожиданно Сэм захохотал, не от шутки, а просто от легкости на сердце. Они шли по течению ручья, быстро бежавшего вниз перед ними. Вскоре он привел их к маленькому чистому озеру в неглубокой лощине: оно лежало среди развалин древнего каменного бассейна, резные края которого почти совершенно поросли мхом и кустами роз, вокруг него рядами стояли ирисы, а на темной, слегка волнующейся поверхности воды плавали листья водных растений лилий; озеро было глубоким и свежим и мягко плескалось о каменные берега.

Здесь путники умылись и напились из впадавшего в озеро ручья. Затем принялись искать убежище: хотя земля эта и была прекрасна, все же она принадлежала Врагу. И они недалеко ушли от дороги, но даже на таком небольшом расстоянии видны были следы старых войн и более новые раны, нанесенные орками и другими подлыми слугами Повелителя Тьмы: ямы, полные грязи, бесцельно срубленные и оставленные гнить деревья с вырезанными на их коре изображениями глаза.

Сэм бродил у берега озера, нюхая и трогая незнакомые растения, забыв на время о Мордоре. Неожиданно действительность напомнила ему о постоянной опасности. Он наткнулся на выжженный круг, посреди которого лежала груда расколотых костей и черепов. Быстрая поросль шиповника и розы эглантерки уже набросила покров на следы этого убийства и страшного пира; но следы эти не были древними. Сэм заторопился к своим спутникам, но ничего не сказал им: костям лучше лежать в покое, чтобы Горлум их не трогал.

- Давайте отыщем место, где можно полежать, - сказал Сэм. - Мне кажется, что лучше немного подняться.

Немного в стороне от озера они нашли толстый коричневый слой прошлогоднего папоротника. Вокруг него была чаща темнолиственных лавров, взбирающихся на крутой откос, увенчанный старыми кедрами. Здесь они решили провести день, который обещал быть ясным и теплым. Хороший день для прогулки по рощам и долинам Итилиена; но хоть орки и стремятся избегать солнечного света, здесь оставалось слишком много мест, где они могли лежать, затаившись, - да и другие злые глаза были настороже: у Саурона множество слуг. Горлум во всяком случае не желал двигаться под желтым лицом. Вскоре оно поднимется над темным хребтом Эфел Дуата, и Горлум лежал, укрываясь от света и тепла.

Сэм все время размышлял о еде. Теперь, когда отчаяние от непроходимости Ворот ослабло, он не был склонен, подобно своему хозяину, совсем не думать о пропитании после окончания их дела; во всяком случае ему казалось разумным, как можно дольше беречь путевой хлеб эльфов. Прошло уже шесть дней с тех пор, как он подсчитал, что их скудных запасов едва хватит на три недели.

- Если за это время мы доберемся до Горы Огня, будет хорошо, - подумал он. - Но после этого мы захотим вернуться назад. Обязательно захотим!

После окончания долгого ночного перехода, выкупавшись и напившись, он чувствовал себя голоднее обычного. Ужин или завтрак, у огня в старой кухне на Бэгшот-Роу - вот чего он действительно хотел. У него возникла идея, и он повернулся к Горлуму. Горлум как раз в это время начал на четвереньках отползать куда-то.

- Эй, Горлум! - сказал Сэм. - Куда ты? И послушай, старый нюхальщик, тебе не нравится наша пища, да и я не возражал бы против перемены. Твое новое выражение говорит: "Горлум всегда помогает". Можешь найти что-нибудь, пригодное для голодного хоббита?

- Да, может быть, - сказал Горлум. - Смеагорл всегда помогает, если его просят, если просят по-хорошему.

- Верно! - сказал Сэм. - Я и прошу. А если это недостаточно хорошо, я умоляю.

Горлум исчез. Он отсутствовал некоторое время, и Фродо после нескольких кусочков лембаса устроился поудобнее на коричневом папоротнике и уснул. Сэм смотрел на него. Утренний свет только начал рассеивать тень под деревьями, но Сэм очень ясно видел лицо своего хозяина, видел его руки неподвижно лежащие на земле. Сэм внезапно вспомнил, как Фродо лежал без памяти в доме Элронда после своей ужасной раны. Тогда, дежуря у постели хозяина, Сэм заметил, что временами в нем вспыхивал какой-то слабый свет; теперь же этот свет казался яснее и сильнее. Лицо Фродо было мирным, следы страха и беспокойства исчезли; но он выглядел старым, старым и прекрасным, как будто прошедшие годы обнажили скрытую ранее красоту, хотя черты лица и не изменились. Сэм покачал головой и пробормотал:

- Я люблю его. В нем что-то просвечивает насквозь, но все же я люблю его.

Горлум скоро вернулся и тронул Сэма за плечо. Взглянув на Фродо, он закрыл глаза и беззвучно отполз. Спустя несколько мгновений Сэм присоединился к нему и обнаружил, что Горлум что-то жует и бормочет. На земле рядом с ним лежали два кролика, на которых он жадно поглядывал.

- Смеагорл всегда помогает, - сказал он. - Он принес кроликов, хороших кроликов. Но хозяин уснул; может, Сэм тоже хочет спать. Он не хочет кроликов? Смеагорл старается помочь, но он не может за минуту поймать кроликов.

Сэм, однако, не имел никаких возражений против кроликов и так и сказал. Во всяком случае, против приготовленных кроликов... Все хоббиты умеют готовить, они начинают учиться этому искусству, раньше, чем искусству чтения (которое, кстати, немногим и удается одолеть); но Сэм был хорошим поваром даже по представлениям хоббитов и еще более овладел этим искусством во время путешествия. Он все еще с надеждой носил в своем мешке кухонную утварь: огниво и кремень, две мелких кастрюли (меньшая внутри другой), в них лежала деревянная ложка, короткая вилка с двумя зубцами и несколько небольших вертелов; а на самом дне мешка лежало в маленьком плоском деревянном ящичке главное сокровище - соль. Но Сэму нужен был огонь и кое-что еще. Но он немного подумал, потом вычистил и наточил свой нож и принялся потрошить кроликов. Он не собирался оставлять спящего Фродо в одиночестве даже на несколько минут.

- А теперь, Горлум, - сказал он. - У меня есть для тебя работа. Наполни эти кастрюли водой и принеси сюда!

- Смеагорл принесет воду, да, - ответил Горлум. - Но для чего хоббиту нужна вода? Ведь он напился и умылся.

- Не твое дело, - ответил Сэм. - Если не можешь догадаться, то скоро увидишь. И чем скорее ты принесешь воду, тем скорее узнаешь. Не сломай мои кастрюли, иначе я превращу тебя в фарш.

Пока Горлум ходил за водой, Сэм еще раз подошел к Фродо. Фродо по-прежнему спокойно спал, но на этот раз Сэм был поражен худобой его лица и рук.

- Слишком худой и истощенный, - пробормотал он. - Нехорошо для хоббита. Приготовив кролика, я его разбужу.

Сэм набрал груду сухого папоротника, а потом на склонах лощины собрал сухие ветви и кору, на верху охапки лежала упавшая ветвь кедра. Сэм вырезал несколько квадратов дерна у подножья склона на краю зарослей папоротника и в образовавшееся углубление уложил дрова. Затем достал огниво, и вскоре уже горел небольшой костер. Он почти не давал дыма, но зато распространял приятный запах. Сэм как раз склонился над костром, защищая его и подкладывая большие куски дров, когда вернулся Горлум, осторожно неся кастрюли и что-то бормоча.

Он поставил кастрюли и вдруг увидел, что делает Сэм. Горлум испустил резкий свистящий возглас и казался одновременно испуганным и рассерженным.

- Ах! Ссс... Нет! - воскликнул он. - Нет! Глупый хоббит, дурак, да, дурак! Он не должен делать так!

- Что не должен делать? - удивленно поинтересовался Сэм.

- Не делать эти отвратительные красные языки, - свистел Горлум. - Огонь, огонь! Он опасен, да, опасен! Он обжигает, он убивает. И он приведет врагов. Да, приведет.

- Думаю, что нет, - сказал Сэм. - Разве что ты бросишь на него сырую траву и заставишь тлеть. Но я во всяком случае собираюсь рискнуть. И хочу тушить этих кроликов.

- Тушить кроликов! - в отчаянии взвыл Горлум. - Сжечь прекрасное мясо, которое принес Смеагорл, бедный, голодный Смеагорл! И для чего? Для чего, глупый хоббит? Они молоды, они нежны, они вкусны. Ешь их, ешь их!

Он схватил ближайшего кролика, уже выпотрошенного и лежавшего у огня.

- Ну, ну! - сказал Сэм. - Каждому свое. Ты давишься от нашего хлеба, а я от сырого кролика. Если ты отдал мне кроликов, они мои, и я могу приготовить их, как хочу. И тебе не нужно следить за мной. Иди поймай другого кролика и ешь его так, как тебе нравится - где-нибудь подальше, чтобы я не видел. Тогда ты не будешь видеть огонь, а я не буду видеть тебя, и мы оба будем довольны. Я прослежу, чтобы костер не дымил, если тебя это беспокоит.

С ворчанием Горлум отошел и отполз в папоротники. Сэм занялся кастрюлями.

- Что нужно хоббиту к кроликам? - сказал он сам себе. - Немного трав, корней и особенно картошка - не упоминая, конечно, о хлебе. Похоже, что травы здесь можно раздобыть.

- Горлум, - негромко позвал он. - Ну, третьего раза не миновать. Мне нужны травы.

Голова Горлума высунулась из папоротника, но смотрел он недружелюбно.

- Несколько листьев лавра, немного чебреца и шалфея, - сказал Сэм, обращаясь к Горлуму, и добавил, - все это, до того, как закипит вода.

- Нет, - сказал Горлум. - Смеагорлу это не нравится. И Смеагорл не любит запаха листьев. Он не ест траву и корни, нет, моя прелесть, не ест, даже если умирает с голоду, бедный Смеагорл.

- Смеагорл попробует на своей шкуре горячую воду, когда она закипит, если не будет делать то, о чем его просят, - проворчал Сэм. - Сэм клянется в этом головой, да, моя прелесть. И я заставил бы его копать репу, морковь и картошку, если бы было подходящее время года. Готов поручиться, тут немало добра растет в диком виде. Много бы я дал за полдюжины картофелин!

- Смеагорл не хочет идти, о нет, моя прелесть, не сейчас, - свистел Горлум. - Он боится, и он очень устал, а этот хоббит нехороший, совсем плохой. Смеагорл не хочет рыться и корни искать, морковку и... Картошку. Что такое картошка, моя прелесть, что такое картошка?

- Кар-то-фель, - сказал Сэм. - Деликатес старика и отличный груз для пустого живота. Но ты все равно не найдешь, так что нечего и говорить. Будь хорошим Смеагорлом и принеси мен трав, и я буду лучше думать о тебе. Больше всего, если ты завернешь те травы в свежий лист и так принесешь мне, я когда-нибудь сварю для тебя картошки. И еще: жареная рыба и цыплята, приготовленные Сэмом Скромби. Тогда ты не откажешься.

- Да, да, мы откажемся. Варить хорошую рыбу, жечь ее. Дай мне рыбы сейчас и забери свою противную картошку.

- О, ты безнадежен, - сказал Сэм, - иди спать!

В конце концов Сэм сам мог поискать то, что ему было нужно, но он не хотел далеко уходить и терять из вида место, где спал его хозяин. Некоторое время Сэм сидел, размышлял и подбрасывал ветви в костер, на котором закипала вода. Утро проходило, и становилось тепло, с травы и листьев исчезла роса. Вскоре кролики лежали в кастрюлях с пучками травы. Сэм очень хотел спать. Он тушил кроликов около часа, время от времени дотрагиваясь до них вилкой и пробуя похлебку.

Решив, что все готово, он снял кастрюли с огня и пошел к Фродо. Фродо приоткрыл глаза, когда Сэм наклонился к нему, и очнулся ото сна.

- А, Сэм, - сказал он. - Еще не отдыхал? Что-нибудь случилось? Который час?

- Несколько часов после рассвета, - ответил Сэм, - вероятно, пол-восьмого по часам Удела. Все в порядке. Хотя не хватает лука, картошки и других овощей. Я приготовил немного жаркого для вас. Можете его есть прямо из своей кружки или из кастрюли, когда немного остынет. У меня нет с собой тарелок.

Фродо зевнул и потянулся.

- Ты должен был отдохнуть, Сэм, - сказал он. - И опасно разжигать здесь костер. Но я голоден. Гмм! Я отсюда чувствую запах! Что ты стушил?

- Подарок Смеагорла, - ответил Сэм, - пара молодых кроликов. Мне кажется, что сейчас Горлум жалеет о них. Но, к сожалению, никакой приправы, лишь немного травы.

Сэм и его хозяин сели на краю папоротника и ели жаркое из кастрюль, деля между собой старые вилку и ложку. Они позволили себе съесть по полкусочка эльфийского путевого хлеба. Еда показалась им пиром.

- Эй! Горлум! - Сэм позвал и негромко свистнул. - Иди сюда! Пора тебе менять свои привычки. Осталось немного, если хочешь, попробуй тушеного кролика.

Ответа не было.

- Наверное, он пошел поискать чего-либо для себя. Что ж, прикончим сами, - сказал Сэм.

- А потом ты должен будешь немного поспать, - заметил Фродо.

- Не спите, пока я буду дремать, мастер Фродо. Я не верю ему. В нем большая доля вонючки - плохого Горлума, если вы меня понимаете, - и эта часть становится сильнее. Но, думаю, он попытается первым задушить меня. Мы еще не виделись с ним с глазу на глаз, но он очень недоволен Сэмом, о нет, моя прелесть, совсем недоволен.

Они кончили есть, и Сэм пошел к ручью мыть посуду. Вставая, чтобы возвращаться, он посмотрел вверх по склону. В этот момент солнце вышло из тумана, или дымки, или тени, или чего-то еще, что лежало к востоку от них, и послало свои золотые лучи на деревья и поляну вокруг него. И тут Сэм заметил тонкую спираль сине-серого дыма, ясно видимую в солнечных лучах, поднимающуюся из зарослей над ним. С испугом он понял, что это дым от его собственного маленького костра, который он не побеспокоился погасить.

- Не следовало этого делать! Никогда бы ни подумал, что будет так дымить! - бормотал Сэм торопясь назад. Неожиданно он остановился и прислушался. Слышал ли он свист или нет? Или это был крик какой-то незнакомой птицы? Если это был свист, он доносился не со стороны Фродо. Вот он снова, но с другого места! Сэм полетел к костру.

Он увидел, что маленькая ветка, сгорев до конца, подожгла немного папоротника, а от папоротника загорелась трава. Сэм торопливо затоптал костер, разбросал пепел, уложил дерн обратно в яму. Потом пошел к Фродо.

- Вы слышали свист и другой свист, ответный? - спросил он. - Несколько минут назад. Надеюсь, это была птица, но не похоже, скорее кто-то подражал птичьему свисту. И боюсь, мой костер все же немножко дымил. Если из-за меня у нас будут неприятности, я себе никогда не прощу.

- Тшш! - прошептал Фродо. - Мне кажется, я слышу голоса.

Два хоббита увязали свои маленькие мешки, подготовились к бегству и глубже забрались в папоротники. Здесь они скорчились, прислушиваясь.

Сомнений не было: они слышали голоса... Голоса звучали тихо и приглушенно, но они были близко и все приближались. Потом один голос прозвучал ясно и совсем рядом.

- Здесь! Отсюда шел дым! Где-то здесь поблизости. В папоротнике, несомненно. Мы возьмем их, как кроликов в ловушке. Потом посмотрим, кто это.

- Да, и что им известно! - добавил второй голос.

С разных направлений через папоротник пробиралось четверо людей. Поскольку дальше скрываться или бежать было невозможно, Фродо и Сэм вскочили на ноги, прижавшись спиной к спине и размахивая своими маленькими мечами.

Если они были удивлены увиденным, то их противники были удивлены еще больше. Двое из них имели в руках копья с широкими сверкающими наконечниками. У других двоих были большие луки, почти в рост человека, и большие колчаны с длинными стрелами с зеленым оперением. У всех на боку висели мечи. Все были одеты в зеленое и коричневое различных оттенков, чтобы оставаться незамеченными на полях Итилиена. Зеленые перчатки скрывали их руки, а лица их были скрыты капюшонами и вымазаны зеленым, выделялись лишь пронзительные яркие глаза. Фродо сразу вспомнил о Боромире, потому что эти люди походили на него ростом, фигурой, оружием и манерой речи.

- Мы нашли совсем не то, что искали, - сказал один из них. - Но что мы нашли?

- Не орков, - ответил другой, опуская рукоять меча, которую он схватил, увидев блеск жала в руке Фродо.

- Эльфы? - с сомнением спросил третий.

- Нет! Не эльфы, - сказал четвертый, самый высокий и казавшийся среди них главным. - Эльфы не ходят в Итилиен в наши дни. И эльфы кажутся удивительно прекрасными, когда на них смотришь.

- А мы, значит, нет, так я вас понимаю, - сказал Сэм. - Сердечно благодарю. А когда вы кончите обсуждать этот вопрос, то, может быть, вы скажете, кто вы такие и почему мешаете отдыхать двум усталым путникам?

Высокий зеленый человек угрюмо рассмеялся.

- Я Фарамир, капитан Гондора, - сказал он. - А в этой земле не бывает путников - только слуги Башни Тьмы или Белой Башни.

- Мы не те и не другие, - сказал Фродо. - Мы путники, что бы ни утверждал капитан Фарамир.

- Тогда поторопитесь рассказать о себе и о своем деле, - сказал Фарамир. - У нас есть дела и тут не место для разгадывания загадок или переговоров. Давайте! Где ваш третий?

- Третий?

- Да, то крадущееся существо, что мы видели внизу с озера. Он подозрительно выглядел. Я решил, что это какое-то порождение орков для шпионажа. Он ускользнул от нас, как лиса.

- Не знаю, где он, - сказал Фродо. - Он лишь случайный попутчик, встреченный на дороге, и я не отвечаю за него. Если вы встретите, пожалейте его. Пошлите его ко мне. Это уродливое жалкое существо, но я забочусь о нем. Что же касается нас, то мы хоббиты из Удела, что далеко на северо-западе, за многими реками. Меня зовут Фродо, сын Дрого, а со мной Сэмвайс, сын Хэмфеста, достойный хоббит у меня на службе. Мы пришли издалека - из Раздола, или Имладриса, как называют его некоторые. - При этих словах Фарамир насторожился и стал слушать внимательно. - Нас было девятеро. Одного мы потеряли в Мории, с остальными расстались у Порт Галена, над Рауросом. Среди них были Арагорн и Боромир, который говорил, что пришел из Минас Тирита, города на юге.

- Боромир! - воскликнули все четверо.

- Боромир, сын повелителя Денетора? - переспросил Фарамир, и странное суровое выражение появилось у него на лице. - Вы пришли с ним? Вот уж действительно новость, если только это правда. Знаете ли маленькие незнакомцы, что Боромир, сын Денетора, был высоким правителем Белой Башни и нашим капитан-генералом. К несчастью мы потеряли его. Кто вы и что у вас было общего с ним? Говорите быстрей: солнце заходит!

- Известны ли вам слова загадки, которые Боромир принес в Раздол? - ответил Фродо.

Ищи меч, который сломан:

Он находится в Имладрисе.

- Слова нам действительно известны, - в изумлении произнес Фарамир. - Это доказательство вашей правдивости.

- Арагорн, которого я упоминал, был владельцем сломанного меча, - сказал Фродо. - А мы невысоклики, о которых дальше говорится в стихе.

- Понятно, - задумчиво сказал Фарамир. - А что такое проклятие Исилдура?

- Пока неизвестно, - ответил Фродо. - Но, несомненно, со временем станет ясно и это.

- Мы должны больше узнать об этом, - заметил Фарамир, - а так же о том, что привело вас так далеко на юг в тень этого... - Он указал, но не назвал имени. - Но не сейчас. У нас есть дело. Вы в опасности и сами далеко не пройдете. Еще до конца дня здесь будет битва. Потом смерть или быстрое отступление к Андуину. Я оставлю двоих охранять вас для вашего блага и для моего. Мудрый человек не верит случайным встречам на дороге в этой земле. Если я вернусь, я поговорю с вами подробнее.

- Прощайте! - сказал Фродо, низко кланяясь. - Думайте, что хотите, но я друг всех врагов Врага. Мы пойдем с вами, если невысоклики смогут быть полезными таким отважным и сильным людям, какими вы кажетесь, и если мое дело позволит мне это. Пусть свет блестит на лезвиях ваших мечей.

- Невысоклики - вежливый народ, какими бы они ни были, - сказал Фарамир. - Прощайте!

Хоббиты снова сели, но ничего не сказали друг другу о своих мыслях и сомнениях. Поблизости от них, под пятнистой тенью темного лавра, стояли на страже два человека. Они сняли свои маски, чтобы было прохладней: день становился по-настоящему жарким, и Фродо увидел, что это красивые люди, с бледной кожей, темными волосами, серыми глазами и печальными гордыми лицами. Они негромко разговаривали друг с другом, вначале используя общий язык, но старомодный, пришедший из прошлого, затем перешли на другой, свой собственный. Но к своему удивлению, Фродо, вслушиваясь, понял, что это эльфийский язык, может быть, немного измененный. Он посмотрел на них с удивлением, так как теперь знал, что это дунаданы юга, люди, происходящие по прямой линии от повелителей запада.

Через некоторое время он заговорил с ними; но они были неторопливы и осторожны в ответах. Они назвали себя Маблунгом и Дамродом, солдатами Гондора и следопытами Итилиена: они были потомками народа, жившего в Итилиене до того, как эта местность была захвачена Врагом. Из таких людей повелитель Денетор набирал свои передовые отряды, которые тайком пересекали Андуин - как и где, они не сказали - и беспокоили орков и других врагов, кишевших между Эфел Дуатом и рекой.

- Восточный берег Андуина примерно в десяти милях отсюда, - сказал Маблунг, - и мы редко заходим так далеко. Но сейчас у нас особое дело: мы должны подстеречь в засаде людей Харада. Будь они прокляты!

- Да, будь прокляты южане! - подхватил Дамрод. - Говорят в древности существовали сношения между Гондором и королями Харада на далеком юге, хотя никогда не было дружбы. В те дни наше влияние распространялось до устья Андуина, и Умбар, ближайшее из южных государств, признавало нашу власть. Но это все давно прошло. Уже много поколений не было никаких связей между нами. Теперь - слишком поздно - узнали мы о том, что Враг побывал на юге, и южане перешли на его сторону или вернулись к нему - они всегда охотно исполняли его волю, как и многие другие на востоке. Я не сомневаюсь теперь, что дни Гондора сочтены и стены Минас Тирита обречены, так велика его сила и злоба.

- Но мы все же не будем сидеть сложа руки и не позволим ему делать то, что он хочет, - сказал Маблунг. - Эти проклятые южане идут теперь по древним дорогам на соединение с войсками Башни Тьмы. Да, по тем самым дорогам, что созданы искусством Гондора. И мы узнали, что идут они беззаботно, уверенные в силе своего хозяина, как будто сама тень его холмов может защитить их. Мы хотим преподать им урок. Большие силы южан движутся на север. Один из их отрядов, по нашим расчетам, должен пройти через это углубление сегодня в полдень. Они не пройдут! Не пройдут до тех пор, пока Фарамир остается капитаном. Он сейчас возглавляет все опасные вылазки. Но жизнь его заколдована, или же судьба хранит его для другого конца.

Этот разговор затих в напряженном молчании. Все казалось спокойным, но настороженным. Сэм, скорчившись у края зарослей, выглянул наружу. Своими острыми глазами хоббита он увидел множество людей. Они взбирались на склон поодиночке или группами, прячась в тени или в зарослях, переползая, едва видимые в своей коричневой и зеленой одежде на фоне травы и ветвей. Все они были в капюшонах и масках, на руках их были перчатки, все вооружены подобно Фарамиру и его товарищам. Вскоре они прошли и исчезли. Солнце поднималось. Тени становились короче.

"Интересно, где этот ночной Горлум? - подумал Сэм, забираясь обратно в глубокую заросль. - У него отличные шансы быть проткнутым в качестве орка и поджаренным желтым лицом. Но, я думаю, он о себе позаботится".

Сэм лег рядом с Фродо и задремал.

Проснулся он от того, что ему послышался звук рога. Он сел. Был полдень. Стражники напряженно застыли в тени деревьев. И неожиданно снова послышался рог, громче и безошибочно. Звук доносился с вершины склона. Сэм решил, что слышит также крики и дикие возгласы, но звуки эти были такие слабые, как будто доносились из глубины большой пещеры. Потом звуки битвы приблизились и раздавались над самой головой... Сэм ясно слышал звон стали о сталь, удары меча о шлемы, глухой стук лезвий о щиты - кричали люди, слышался громкий и ясный: "Гондор! Гондор!"

- Звучит так, будто сотня кузнецов разом ударила молотами, - сказал Сэм, обращаясь к Фродо. - Они близко, и я хочу их видеть.

Шум становился громче.

- Они идут! - воскликнул Дамрод. - Смотрите! Некоторые южане вырвались из ловушки, они бегут с дороги. Они бегут сюда! За ними наши люди, впереди них капитан!

Сэм, желая увидеть как можно больше, встал и присоединился к стражникам. Он взобрался на ствол одного из деревьев. И оттуда он увидел смуглых людей в красном, бегущих вниз по склону, за ними гнались воины в зеленом, настигая их и рубя на бегу. В воздухе свистели стрелы. Неожиданно прямо с края их убежища упал человек, проламываясь сквозь заросли. Он упал на папоротник в нескольких футах лицом вниз, в его шее над золотым ожерельем торчала зеленая оперенная стрела. Его алая одежда была разорвана, кольчуга из перекрывающих друг друга бронзовых колец измята и изрублена, темные волосы залиты кровью. Коричневые руки все еще сжимали рукоять сломанного меча.

Сэм впервые увидел сражение людей друг с другом, и оно ему не понравилось. Он был рад, что не видит мертвого лица. Он подумал, как звали того человека и откуда он; и был ли действительно злым или лишь угроза заставила его уйти так далеко от дома. Все это быстро промелькнуло в мозгу Сэма. Не успел Маблунг наклониться к упавшему телу, как раздался новый шум. Громовые вопли и крики. Среди них Сэм различил резкий рев или трубный звук. А потом глухой топот.

- Берегись! Берегись! - кричал Дамрод своему товарищу. - Да уведет его прочь валар! Мумак! Мумак!

К своему изумлению и ужасу, Сэм увидел огромную фигуру, ломающую деревья на своем пути вниз по склону. Он показался ему большим, как дом, и больше дома - движущийся серый холм. Страх и удивление, может быть, увеличили его в глазах хоббита, но мумак из Харада был действительно огромным зверем, и подобных ему нет в странах Средиземья: его мощь и размеры стали лишь легендой. Он двигался прямо на хоббитов и в мгновение ока промелькнул мимо, пробежав лишь в нескольких ярдах он них, разбрасывая землю из-под ног: толстые ноги, как стволы деревьев, огромные парусообразные уши расставлены, длинный хобот поднят, как змея, готовый схватить или ударить, маленькие красные глазки горели. Его изогнутые рогоподобные клыки были в перевиты золотыми лентами и испачканы кровью. Он топтал фигуры в красном и золотом, превращая их в кровавые лохмотья. На его горбатой спине видны были остатки боевой башни, разбитой во время дикого бегства по лесу. К его шее все еще отчаянно прижималась крошечная фигура - фигура могучего воина, гиганта среди офертингов.

Огромный зверь громом в слепом гневе несся через лес и озеро. Стрелы отлетали от его толстой кожи, не в силах ранить его. Люди разбегались перед ним, но многих он догонял и швырял на землю. Вскоре он исчез из виду, хотя долго еще слышался топот его ног. Что стало с ним, Сэм так никогда и не узнал: убежал ли он в пустыню, где умер вдали от дома, упал ли в какую-нибудь глубокую яму, или же бежал до тех пор, пока не упал в великую реку, которая и поглотила его.

Сэм сделал глубокий вздох.

- Это был элефант! - сказал он. - Значит, элефанты существуют, и я видел одного из них. Что за жизнь! Никто дома даже не поверит мне. Ну что ж, если все кончено, я бы немного поспал.

- Спи, если можешь, - сказал Маблунг. - Но капитан вернется, если он невредим; а как только он вернется, мы тут же уйдем. Как только известие о нашем нападении достигнет ушей Врага, нас будут преследовать, а этого не придется долго ждать.

- Идите спокойно, если вы должны идти! - сказал Сэм. - Незачем тревожить мой сон. Я шел всю ночь.

Маблунг рассмеялся.

- Не думаю, чтобы капитан оставил вас здесь, мастер Сэмвайс, - сказал он. - Но посмотрим.


4-ya-mezhdunarodnaya-specializirovannaya-vistavka.html
4-ya-tolko-issledovatel-predislovie.html
4-yaponskaya-model-upravleniya-chelovecheskimi-resursami-kurs-lekcij-sostavitel-migurenko-r-a-tpu-2009-g.html
4-zadaniya-dlya-kontrolnoj-raboti-metodicheskie-ukazaniya-i-kontrolnie-zadaniya-dlya-studentov-zaochnikov-salavatskogo.html
4-zagovor-v-zapovednike-kir-bulichev.html
4-zaklyuchenie-15141624-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-4-klassa-sergiev-posad.html
  • lecture.bystrickaya.ru/64-obespechenie-provedeniya-kontrolya-obrazovaniya-i-ekologicheski-bezopasnogo-razmesheniya-othodov.html
  • college.bystrickaya.ru/2-svojstva-agentov-i-terminologiya-v-i-gorodeckij-m-s-grushinskij-a-v-habalov.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-x-podvedomstvennost-grazhdanskih-del-v-v-yarkov-rekomendovan-ministerstvom-obrazovaniya-rossijskoj-federacii.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnogo-ekzamena-v-aspiranturu-po-specialnosti-08-00-05-ekonomika-i-upravlenie-narodnim-hozyajstvom.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/iskusstvennij-intellekt-chast-4.html
  • reading.bystrickaya.ru/kolimskaya-korrida-okonchena-kompromatru-httpwwwcompromatru-13072006-0000.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vdolzhnostnie-lica-programma-organizacii-obedinennih-nacij-po-okruzhayushej-srede-seminarpraktikum-ekspertov.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tegen-batir-telli.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/letnyaya-praktika-2012-god-s-18iyunya-po-3-iyulya-2011-2012-plan-grafik-probnoj-praktiki-po-specialnosti.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vremennoe-polozhenie-o-ballno-rejtingovoj-sisteme-ocenki-uspevaemosti-studentov.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-osnovi-formirovaniya-rezervnogo-ostatka-denezhnih-sredstv-organizacii.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vetoj-istorii-est-vse-veselie-banditi-nastoyashie-dzhigiti-bravie-policejskie-strelba-i-konechno-zhe-podpolnie-millioni-i-delci-a-takzhe.html
  • student.bystrickaya.ru/30-denezhnie-i-priravnennie-k-nim-sredstva-i-kratkie-svedeniya-o-licah-vhodyashih-v-sostav-organov-upravleniya-kreditnoj.html
  • grade.bystrickaya.ru/ng-golovko-nauchnihrabo-t.html
  • letter.bystrickaya.ru/nashestvie-napoleona-na-rossiyu-1937-g.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predpriyatie-budushego.html
  • gramota.bystrickaya.ru/xiii-obekti-hraneniya-prikaz-ministerstva-rossijskoj-federacii-po-delam-grazhdanskoj-oboroni-chrezvichajnim-situaciyam.html
  • abstract.bystrickaya.ru/4-formi-vospitatelnoj-raboti-v-usloviyah-funkcionirovaniya-letnih-ozdorovitelnih-dosugovih-grupp.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sopostavitelno-tipologicheskoe-issledovanie-slovoobrazovatelnih-sistem-buryatskogo-i-tureckogo-yazikov.html
  • report.bystrickaya.ru/gumanitarnij-centr-spart.html
  • klass.bystrickaya.ru/68-ekonomika-i-upravlenie-tablica-1-opredelenie-klassa-kontragenta-po-velichine-itogovogo-kreditnogo-limita.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kontrolnih-i-kursovih-rabot-po-discipline-teoriya-menedzhmenta-dlya-studentov-specialnosti-menedzhment-em-1-11-2-11-s-z.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tematicheskij-plan-bloka-programma-disciplini-gse-psihologiya-i-pedagogika-dlya-studentov-specialnosti-070601-dizajn.html
  • lecture.bystrickaya.ru/93-dizajn-maks-40-ballov-protesti-i-vozrazheniya-poryadok-podachi-protesta-kategorii-i-klassi-v-sorevnovaniyah-emma.html
  • doklad.bystrickaya.ru/ugol-mineralnosirevoj-potencial-i-ego-osvoenie-v-sibiri.html
  • writing.bystrickaya.ru/lev-karsavin.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tekst-vosproizvoditsya-po-izdaniyu-auerbah-e-mimesis-stranica-3.html
  • doklad.bystrickaya.ru/voprosi-k-ekzamenu-po-kursu.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/urok-99-leksicheskie-normi-pered-teoreticheskimi-svedeniyami-i-posle-nih-dayutsya-voprosi-kotorie-nacelivayut-na-vnimatelnoe.html
  • reading.bystrickaya.ru/m-k-treushnikov-sudebnie-dokazatelstva.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konkursnaya-programma-klastera-biomedicinskih-tehnologij-sostoitsya-24-fevralya-v-oranzherejnom-korpuse.html
  • write.bystrickaya.ru/formalnaya-model-psihicheskoj-deyatelnosti-kniga-posvyashena-originalnomu-razrabotannomu-avtorom-interaktivnomu.html
  • reading.bystrickaya.ru/luchevaya-diagnostika.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-dlya-specialnosti-1-25-01-08-buhgalterskij-uchyot-analiz-i-audit-1-25-01-08-03-03-buhgalterskij-uchyot-analiz-i-audit-v-promishlennosti.html
  • literature.bystrickaya.ru/drugimi-sredstvami-kritika-cinicheskogo-razumaperev-s-nem-a-v-perceva-ekaterinburg-izd-vo-ural-un-ta-2001-584-s.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.