.RU

Абульханова-Славская К. А., Барабанщиков В. А., Брушлинский А. В - страница 9


МОСКВЫ




лишь реакцией, с помощью мысленного абст­рагирования в ее структуре можно выделить три компонента: сенсорный — раздражение ор­гана, центральный — процесс в центральной нервной системе, моторный — двигательный импульс. Несколько иначе это было выражено так: «Первично данным проявлением психики служит акт реакции, включающий в себя и ин­теллектуальные, и эмоциональные, и волевые моменты»7. В этой формулировке можно было бы увидеть идею единства аффекта и интеллек­та, развивавшуюся позже Л.С.Выготским, но в действительности Корнилов вносил в нее суще­ственно другое содержание. А именно — в на­стоящее время, в силу методической ограни­ченности, о психической жизни (точнее, о ко­личестве психической энергии, затрачиваемой на те или иные субъективные процессы) мы можем судить лишь косвенно, по тому остатку, который расходуется на конечном этапе реак­ции — в движении.

Пытаясь конкретизировать постулат о «нервной энергии», Корнилов сформулировал так называемый «психологический закон одно­полюсной траты энергии». Организм, по его мнению, располагает ограниченным количест­вом «энергии», которая может тратиться либо в умственной (центральной) системе, либо в дви­гательной (периферической). Трудно удержать­ся, чтобы не привести здесь иллюстрацию, ко­торую он дает своему «закону»: «В то время как какой-нибудь земледелец или шахтер со всем напряжением своих мускулов, так что дымится тело и рубашка, держит нижнее do, интелли­гент заливается на верхнем si, напрягая свою мозговую работу иногда до того, что дымится череп. Но по существу вся разница между ними лишь чисто локального порядка: и тот и другой оплачивает свою работу тратой одной и той же физической энергии, только один затрачивает ее периферически, другой — центрально»8. На этом же основании был сделан вывод — уже

7 Там же. С. 126.

8 Там же. С. 152.

философского плана — о противоположности интеллекта и воли.

Все разнообразие реакций человека Корни­лов классифицировал по некоторой гамме, представленной следующим рядом: натураль­ная, мускульная, сенсорная, различения, выбо­ра, узнавания, ассоциативная реакция. На ос­нове своего предположения о достаточности для полного описания поведения человека именно этих реакций им были сделаны и опре­деленные практические выводы: предлагалась схема для отбора рабочих на те или иные про­фессии по выраженности в этих профессиях соответствующих реакций. При этом был сде­лан весьма занимательный вывод, что переход от умственной работы к физической легче, чем обратный: «Создать из интеллигентного челове­ка представителя физического труда является более легкой задачей, нежели из профессиона­ла физического труда сделать интеллигентного человека»9. Важно, что в этих постулатах реак­тологии, в отличие от психологических постро­ений Челпанова, отчетливо чувствовались за­просы реальной практики и находила свое вы­ражение ориентация на анализ индивидуальных различий.

Надо сказать, что в годы перед революцией параллельно с экспериментальными исследова­ниями реакций Корнилов вел очень большую педагогическую работу, фактически никогда не прерывавшуюся. Преподавал педагогику в мос­ковских женских гимназиях. Из курса по до­школьному воспитанию, который он читал в Кружке совместного воспитания в Университе­те им. А.Л.Шанявского, получилась книга о пе­дологии, изданная в 1916 г. под названием «Очерк психологии ребенка дошкольного воз­раста». Книга эта, возможно и лишенная ори­гинальности, была интересна хотя бы тем, что в ней явственно чувствовалась глубокая любовь автора к детям. В том же 1916 году он вместе с другими специалистами по экспериментальной педагогике включился в издание «Коллекции

9 Там же. С. 151.






^ Константин Николаевич КОРНИЛОВ



Высшие женские курсы. Главное здание на Девичьем поле.








простейших демонстрационных приборов по курсу психологии и педагогики» для Педагоги­ческого музея Учительского дома10. Получив­шаяся в результате этого книга представляла собой весьма .примечательное явление, будучи очень полным руководством по использованию в школьном обучении различных методик: здесь предлагались методики (которые можно использовать и в настоящее время) для оценки ощущений, представлений, памяти, внимания, воображения, утомления, мышления, речи, чувств, воли и одаренности.

Октябрьскую революцию, с которой он свя­зывал возможность коренного изменения школьного образования, Корнилов встретил с подлинным воодушевлением. Он продолжал работу в Психологическом институте, где руко­водил практическими занятиями по экспери­ментальной психологии. Но в первые годы Со-

ветской власти деятельность Института психо­логии свелась к минимуму. Корнилову было несколько проще, он продолжал свою педаго­гическую деятельность. Так, работая в Универ­ситете им. АЛ.Шанявского, в 1918 г. он опуб­ликовал там очень характерную и для него са­мого, и для того времени книгу под названием «Конституция республики учащихся». Это дей­ствительно была конституция, где декларирова­лись следующие положения: «Права человека и гражданина, составляющие неотъемлемую при­надлежность каждого правового государства, должны быть признаны не только за взрослы­ми, но и за учащимися в школе. Общество и в частности школа должны признать права уча­щихся на неприкосновенность их личности, свободу собраний, слова и организаций»11. Для более полной реализации этих прав предлага­лась организация собственного самоуправления


10 Корнилов К.Н., Рыбников Н.А., Смирнов В.Е. Простейшие школьные психологические опыты. 2-е изд. М, 1916.

11 Корнилов К.Н. Конституция республики учащихся. М., 1918. С. 3-4.









учащихся во внеурочное время по схеме госу­дарственного самоуправления, каждый класс при этом объявлялся автономной единицей — штатом, а все учебное заведение — свободной федерацией. Все граждане (т. е. учащиеся) должны выбирать своих депутатов в законода­тельный орган — парламент, занятый создани­ем законов. А для проведения в жизнь этих за­конов избирается исполнительный орган — со­вет министров во главе с президентом.

Первые послереволюционные годы для мно­гих были временем творческих порывов, и

Корнилов, по-видимому, вновь переживал тот подъем трудового энтузиазма, который был у него в начале сибирского учительства. В 1921 г. в Наркомпросе, оценив педагогическую работу Корнилова как очень важную, решили пору­чить ему создание педагогического факультета при 2-м Московском государственном универ­ситете. Этот университет был создан в 1919 г. на основе Высших женских курсов, и Корни­лов был назначен деканом этого факультета и профессором кафедры психологии. Надо при­бавить, что вскоре (в 1923 г.) он стал депутатом






Константин Николаевич КОРНИЛОВ





Советская площадь в 1920-х гг (ныне — Тверская площадь).


Здание мэрии Москвы (современное фото).

от московского студенчества в Московском го­родском Совете депутатов трудящихся и был им до последних дней своей жизни. Так что к моменту, когда Корнилов приступил к реорга­низации отечественной психологии, он имел и опыт масштабной организационной работы, и достаточно хорошие деловые связи с наркома­тами.


Публикация в 1921 г. Корниловым «Учения о реакциях...» символизировала для Чел Панова окончательный отход от него его ученика. Хотя он продолжал еще оказывать определенное

влияние на состояние психологии в стране, но его подход — «чистый» лабораторный экспери­мент — мало отвечал новым задачам, связан­ным с насущным моментом. Критика Корни­ловым теоретических воззрений своего учителя, особенно развернувшаяся после публикации его «Учения о реакциях...», опиралась и на фи­лософские аргументы. В августе 1922 г. прошла 2-я Всероссийская конференция РКП (б), в ре­золюции которой было записано, что надо под­нять работу научно-коммунистической мысли, дабы иметь возможность организованно вести






Выдающиеся

ПСИХОЛОГИ

МОСКВЫ




линию «воинствующего материализма». Осно­вой этой работы стала только что переведенная «Диалектика природы» Ф.Энгельса, а также программная статья Ленина «О значении воин­ствующего материализма», опубликованная в №3 за 1922 г. первого советского философского журнала «Под знаменем марксизма», который редактировался А.М.Дебориным. Была предло­жена новая методология частных наук. И про­шло совсем немного времени после публика­ции «Учения о реакциях...», но Корнилову его хватило, чтобы достаточно подробно познако­миться с новыми постулатами и категориями, связанными с марксизмом. А вскоре появилась и трибуна для отстаивания среди психологов новой, уже марксистской, редакции реактоло­гической теории.

В начале января 1923 г. собрался I Всерос­сийский съезд исследователей поведения. Уди­вительно, что, несмотря на разруху, во многих уголках России соответствующая работа, преж­де всего по педагогической психологии и педо­логии, юридической психологии, психотехнике, психоанализу, не прекращалась. На съезде нар­ком здравоохранения Н.А.Семашко призвал ученых к тому, чтобы в их работе «широкие массы трудящихся нашли научный ответ на волнующие современность вопросы». Вопреки этому выступления представителей традицион­ной, «чистой» психологии опять были посвя­щены решению «метафизических вопросов». В частности, Чел панов снова попытался поднять вопрос о связи психологии и философии, прав­да давая новый для себя ответ: «Психология есть наука эмпирическая, ее область надо стро­го отграничивать от области философии». Но момент для таких заявлений был выбран явно неподходящий: настойчиво заставляли говорить о себе, с одной стороны, общественная практи­ка, с другой — общественная идеология.

Наибольший энтузиазм у участников съезда вызвали сообщения об исследованиях, имею­щих очевидно практическую ориентацию. И на этом фоне очень громко прозвучал доклад Кор­нилова «Психология и марксизм», зачитанный

им 14 января 1923 г. и вскоре напечатанный в указанном журнале, где он не только выразил мнение о необходимости поворота психологии к практике «социалистического строительства», но и наметил стратегию такого поворота на ос­нове марксизма. Так, он провозгласил, что психология в новых условиях не может быть оторвана от идеологии, и вынес на обсуждение тезис Маркса о том, что необходимо не только стремиться объяснить мир, но и овладеть этим миром.

Развернувшаяся на съезде полемика между психологами, ратующими во главе с Корнило­вым за новую психологию, и психологами-иде­алистами во главе с Челпановым перешла вско­ре в открытую борьбу. И раньше она велась — в печати, в приемных наркоматов, — но теперь московские (да и не только московские) психо­логи в большинстве своем были на стороне Корнилова. Закономерно встал вопрос о смене главы Психологического института. И 5 ноября 1923 г. по решению Государственного ученого совета Челпанова на посту директора Психоло­гического института сменил Корнилов. Сразу после смены руководства широко развернулась реорганизация института. Некоторые старые сотрудники Челпанова ушли, создавались но­вые отделы, но главное — появились сотрудни­ки, до тех пор не очень известные в психоло­гии или только что пришедшие с университет­ской скамьи.

С 3 по 10 января 1924 г. в Петрограде про­ходил II Всероссийский съезд исследователей поведения, на котором позиция марксизма в психологии еще более укрепилась. Корнилов, уже на правах лидера психологической пере­стройки, выступил с докладом «Диалектичес­кий метод в психологии», где попытался дать интерпретацию основных положений диалекти­ческого метода и показать их применение в психологических исследованиях (»диалектиза-ция психологии»).

Но хотя Корнилов провел очень большую и важную работу, популяризируя идеи марксизма среди психологов, в целом понимание им









марксизма было достаточно своеобразным. По его мнению, грядущая система марксистской психологии должна стать синтезом двух борю­щихся течений: эмпирического, или субъектив­ного, направления и рефлексологии, или объ­ективной психологии. «Если мы обратимся к объекту эмпирической психологии, то мы най­дем, что цельной человеческой личности нет, а есть лишь отдельные «способности», «душев­ные переживания», «явления сознания» и т. д.»12. «Антитезом этой субъективной психо­логии я считаю объективную психологию... Ес­ли субъективная психология изучает отдельную человеческую личность, отрешенную от всякой среды, то психология поведения ставит своей задачей изучение именно этого взаимодействия человека с окружающей средой. Конечно, здесь нет еще анализа тех социальных корней, кото­рыми определяется это поведение, а фактиче­ски это приспособление к повседневным жиз­ненным условиям сводится к учету лишь био­логических факторов»13. По образцу гегелев­ской триады учением, синтезирующим эти те­чения, может быть только реактология, подчер­кивающая важность «социальных раздражите­лей» и на основе субъективных и объективных методов объединяющая все исследования пси­хики.

После создания 15 мая 1924 г. Ассоциации научно-исследовательских институтов факуль­тета общественных наук МГУ, куда вошел и институт, получивший теперь название Мос­ковского государственного института экспери­ментальной психологии, основное место в его работе стали занимать научные исследования поведения человека.

Следует также отметить, что в ряду других мероприятий по созданию марксистской пси­хологии Корнилов (вместе с А.Б.Залкиндом и И.Н.Шпильрейном) предпринял очень важное начинание — учреждение, в 1928 г., журнала

«Психология, педология и психотехника», в ко­тором стал редактором «Серии А. (Психоло­гия)». Задачей этого журнала было «объедине­ние психологов в целях дальнейшего строи­тельства обслуживаемых журналом дисциплин на основании диалектического материализма, а также удовлетворение практических потребнос­тей и запросов культурного строительства».

В январе 1930 г. проходил I Всесоюзный съезд по изучению поведения человека, созван­ный по решению Главнауки Наркомпроса РСФСР, под руководством Н.А.Карева, А.Б. Залкинда, ИД.Сапира и К.Н.Корнилова. Кор­нилов и его ближайшие сотрудники продолжа­ли настаивать, что именно они являются наи­более последовательными приверженцами диа­лектического метода в психологии. Но после «года великого перелома» (1929) начались ини­циированные И.В.Сталиным «повороты» на фронте естествознания и на философском фронте. И в конце 1930 г. в Институте психо­логии развернулась «реактологическая дискус­сия», стоившая Корнилову поста директора (его занял А.Б. Залкинд), а институту — смены названия — на Государственный институт пси­хологии, педологии, психотехники и дефекто­логии (ГИППП). Летом 1931 г. состоялось пар­тийное собрание по вопросу реактологической психологии, проведенное по инициативе ячей­ки ВКП (б), на котором главной ошибкой Кор­нилова было признано непонимание им сущ­ности социального обусловливания сознания человека. В частности, А.А.Таланкин утверж­дал, что «ключ к пониманию проблемы созна­тельных форм поведения лежит в истории тру­да», в то время как профессор Корнилов «пы­тается дать характеристику трудовых процессов такого рода, которая годится также для лоша­ди»14. Правда, в заслугу реактологии все-таки ставилась борьба с «реакционно-идеалистиче­ской психологией Лопатина, Челпанова и т.п., с одной стороны, и с енчменианством и ре-


12 Корнилов К.Н. Психология и марксизм // Психология и
марксизм / Под ред. К.Н.Корнилова. Л., 1925. С. 12.

13 Там же. С. 13 - 15.

14 Таланкин А. О «марксистской психологии» проф. Корнилова // Психология. 1931. Т. IV. Вып. 1. С. 42.






Константин Николаевич КОРНИЛОВ




Политехнический музей. Левый корпус по проекту П.Воейкова и В.Ерамешанцева возведен в стиле модерн. Вход в Большую аудиторию музея.

флексологией, с другой». В результате этой дискуссии, которая, надо заметить, не имела для Корнилова трагических последствий, он, и то не сразу, вынужден был признать «свои ошибки» и окончательно отказаться от собст­венного учения о реакциях.

Этот отказ не означал для Корнилова отказа от активной жизненной позиции и вообще от научных исследований, которые велись им те­перь преимущественно в области психологии личности. Его дальнейшая научная биография была достаточно продолжительна и плодотвор­на. В 1935 г. за разнообразную научную и педа­гогическую деятельность ему была присуждена, без защиты диссертации, ученая степень докто­ра педагогических наук; с 1938 по 1940 г. он снова директор Научно-исследовательского ин­ститута психологии; после реорганизации педа­гогического факультета 2-го МГУ в Педагоги­ческий институт им. А.С.Бубнова (теперь — МГПУ) Корнилов оставался здесь до последних лет жизни профессором и заведующим кафед­рой психологии.

По свидетельству современников (в частнос­ти, по воспоминаниям слушательницы его лек­ций А.И.Липкиной), открытость Корнилова к общению со студентами была чуть ли не самой яркой стороной его характера. Доброжелатель­ность, бодрость духа коренного сибиряка, от которого неизменно веяло здоровьем, притяги­вали к нему молодежь. На его лекциях аудито­рия была всегда переполнена. Корнилова при­ходили слушать с других факультетов. Его зна­ли как блестящего лектора все москвичи, инте­ресующиеся психологией. Особой популярнос­тью пользовались его публичные лекции о вос­питании личности, которые он регулярно читал в Политехническом музее. Сложные вопросы психологической теории он иллюстрировал бо­гатым жизненным материалом. В Педагогиче­ском институте, в перерывах между лекциями он постоянно был окружен юношами и девуш­ками, обсуждавшими с ним разнообразные во­просы психологии. При этом он не боялся под-

трунивать над собой. Так, одна студентка на экзамене, не зная материала, не смогла отве­тить, какие бывают виды ассоциаций. Корни­лов же, всячески стараясь ей помочь, задал до­статочно прозрачный наводящий вопрос. Ка­кая, спросил он, ассоциация — по смежности или по сходству — имеется между ним самим и его шляпой, лежавшей рядом на столе. И когда девушка, растерявшись, ответила, что по сход­ству, Корнилов сначала за нее огорчился, но затем рассмеялся и сказал, что, может быть, она в чем-то права и что он действительно в чем-то похож на свою шляпу.

С момента основания Академии педагогиче­ских наук РСФСР в 1943 г. он был ее действи­тельным членом и вице-президентом (до 1950 г.); с 1946 г. становится первым редактором журнала для учителей и родителей «Семья и школа» и остается им в течение 10 лет. Был на­гражден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени и медалями. Умер К.Н.Кор­нилов 10 июля 1957 г. в Москве.

Основной научной заслугой К.Н.Корнилова следует признать преодоление традиции, суще­ствовавшей некогда не только в Московском университете, в соответствии с которой экспе­риментальная психология замыкалась в рамках «схоластических» вопросов (о душевной суб­станции, психической причинности и т. д.), мало связанных и с методологией естественно­научных исследований, и с практикой воспита­ния. Хотя важность диалектики и материализма для психологии Корнилов, по существу, лишь декларировал, именно его статьи и выступле­ния побудили научно-психологическую обще­ственность осознать важность вопросов, дейст­вительно ключевых для психологии, — о диа­лектическом характере формирования психиче­ского, о роли в этом социального окружения, об активности личности и пр., — которые ре­шались уже его учениками.

И.М.Кондаков

павел петрович Блонский

^ В ПОИСКАХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ

новой школы

(1884 -1941)

П.П.Блонский родился в 1884 г. в Киеве. Он сохранил самые теплые воспоминания о своем детстве, связанные с тем ощущением любви и защиты, которое определяло атмосферу в се­мье. Этот детский опыт впоследствии привел его к убеждению в том, что именно семья, нравственный пример родителей играют перво­степенную роль в развитии личности ребенка. С раннего детства у него появилась и мысль о том, что, ругая ребенка за неправильное пове­дение, за недостатки, можно только укрепить их, но никак не преодолеть. Эта уверенность в неэффективности критики позже реализовалась в его педагогической практике. Он часто рас­сказывал студентам о том, что редко ставил плохие отметки своим ученикам во времена своей преподавательской деятельности в гим­назиях. Он также всегда предупреждал, кого из учеников спросит на следующем уроке и по ка­кому вопросу. На удивленные вопросы студен­тов, должны ли ребята заранее знать, какой ма­териал им придется отвечать, ведь они же под­готовят ответ дома, Блонский отвечал, что именно в этом и состояла его цель. Стремясь получить хорошую отметку, ученик выучит тот отрывок, который он должен ответить, и таким образом постепенно привыкнет хорошо гото­виться к урокам. Если же ему ставить постоян­но плохие оценки, он к ним привыкнет и ста-

нет плохо готовиться к занятиям, уверенный в том, что хорошо учиться он все равно не смо­жет.

Хотя семья и не нуждалась, однако особого достатка в доме не было, и Блонский с ранних лет видел, как экономно тратят родители день­ги, считая каждую копейку. Вспоминая впо­следствии это время, он подчеркивал, что именно детский опыт привел к формированию одной странной черты его характера, так как, относясь равнодушно к деньгам и часто не зная, сколько рублей у него осталось, он всегда четко знал, сколько копеек у него в кармане, привыкнув считать именно копейки.

С раннего детства он полюбил книги, кото­рые погружали его в другой мир, загадочный и манящий. Способности Блонского сделали его одним из лучших учеников в гимназии, несмо­тря на то что он часто болел, особенно в млад­ших классах. Интерес к учебе и желание полу­чить более фундаментальные знания привели его в Киевский университет св. Владимира. В 1902 г. он поступил на историко-филологиче­ский факультет университета, который закон­чил в 1907 г., получив золотую медаль за свое сочинение «Проблема реальности у Беркли». Именно к этому факультету была приписана кафедра философии и психологии, на которой начинал свою научную деятельность Блонский.






Выдающиеся

ПСИХОЛОГИ

МОСКВЫ




Наибольшее влияние на него оказали лекции профессоров философии А.Н.Гилярова и Г. И. Чел Панова. Под влиянием Гилярова он ув­лекся древнегреческой и римской философией, особенно теорией Плотина, который, стал его любимым философом. Анализу его взглядов была посвящена незаконченная магистерская диссертация Блонского, а высказывания Пло­тина он любил приводить на своих лекциях и в последние годы жизни.

Не меньшее значение в его судьбе сыграло и знакомство с Челпановым, работа под его ру­ководством в психологическом семинаре. Впо­следствии Блонский вспоминал, что именно у него он не только учился читать лекции, но и понял, что самое главное в педагогической ра­боте — это суметь организовать работу учащих­ся. Однако Челпанов сыграл значительную роль не только в формировании Блонского-пе-дагога, но и в его личной жизни, так как спо­собствовал его переезду из Киева в Москву, где он стал аспирантом Челпанова в Московском университете. Уже в зрелые годы Блонский пи­сал о том, что, несмотря на то что он причинял своему учителю много хлопот и был «чем-то вроде блудного сына», тот не раз выручал его из самых затруднительных положений, в кото­рых без помощи Челпанова ему пришлось бы очень плохо. За это доброе отношение и учас­тие Блонский был ему навсегда благодарен, хо­тя впоследствии они окончательно разошлись, прежде всего по политическим мотивам. Блон­ский, настаивавший на том, что психология должна быть перестроена на основе марксизма, считал справедливым увольнение Челпанова из им же созданного Психологического института.

Первые годы жизни в Москве были для Блонского очень трудными, прежде всего в ма­териальном отношении, так как он не мог рас­считывать на помощь родителей. Поэтому, на­ряду с работой над магистерской диссертацией и посещениями (достаточно редкими и нерегу­лярными) заседаний Московского психологи­ческого общества, он начинает свою педагоги­ческую деятельность. Переход от «чистой на-

уки» к практической деятельности в качестве преподавателя был в достаточной степени вы­нужденным, но эта деятельность давала необ­ходимые средства к существованию, причем ему приходилось преподавать не только пси­хологию, но и педагогику. По рекомендациям знакомых он получает уроки в нескольких мос­ковских гимназиях и в Елизаветинском инсти­туте. Сдав в 1913 г. магистерские экзамены, он становится приват-доцентом Московского уни­верситета, в это же время он начинает работу в Университете им. АЛ.Шанявского, в котором были открыты педагогические курсы.

Необходимость вести занятия по педагогике поставила перед Блонским задачу сформиро­вать собственную программу курса. Так как эта дисциплина для него была фактически новой (он не слушал этого курса в Киевском универ­ситете), то естественно, что в этот курс он включал элементы психологии и философии, стараясь преподнести эти знания в доступной для учащихся форме. Большую роль сыграл и его ораторский талант, умение донести основ­ные положения до слушателей, зажечь их. При­годился и его революционный опыт, особенно просветительская деятельность в рабочих круж­ках Киева. Его лекции становятся очень попу­лярными среди учащихся, следуют новые при­глашения как в гимназии, так и на летние учи­тельские курсы. Эта работа свела Блонского с новыми людьми, земскими педагогами, беско­рыстно преданными своему делу. Стремление помочь им в их нелегкой деятельности стиму­лировало поиск оригинальных педагогических идей, путей построения новой школы. Именно эти вопросы станут важнейшими для Блонско­го через несколько лет, в первые послереволю­ционные годы. Так постепенно из занятий, ко­торые начинались только для приработка, вы­растал новый интерес, определивший всю дальнейшую деятельность ученого. Этот инте­рес сфокусировал воедино все прежние стрем­ления и занятия Блонского — и революцион­ной деятельностью, и философией, и психоло­гией. Для построения новой школы, реоргани-








Городской народный университет

им. АЛ.Шанявского на Миусской

площади.








зации учебных программ, разработки новых методов обучения детей необходимы были не только педагогические, но и психологические и философские знания, а сама эта работа рас­сматривалась Блонским как продолжение его прежней агитационной, просветительской ра­боты, так как формирование новой школы яв­лялось, с его точки зрения, основой развития нового общества.

В этот период (1912 — 1916) появляются и первые статьи Блонского в печати. Неудовле­творенность деятельностью Московского пси­хологического общества и содержанием журна­ла «Вопросы философии и психологии», кото­рый он считал оторванным от реальной дейст­вительности, схоластическим и ориентирован­ным преимущественно на идеалистическую и религиозную философию и психологию, приве­ла его к сотрудничеству как с педагогической, так и с публицистической прессой. Его статьи

появляются в журналах «Вестник просвещения» и «Вестник воспитания», в других периодиче­ских изданиях, а работы «Задачи и методы на­родной школы», «К методике преподавания пе­дагогики», «О национальном воспитании» сде­лали его имя известным и популярным в среде учительства. Блонского выбирают председате­лем московского педагогического кружка, при­глашают с лекциями в Петербург.

Октябрьскую революцию Блонский прини­мает сразу и безоговорочно, считая, что она от­крывает дорогу в новое, справедливое общест­во, которое даст всем равные возможности для проявления способностей и талантов, которые не могли реализоваться в прежней России. В статьях «Школа и рабочий класс», «Школа и общественный строй» он доказывал, что старая школа была классовой, она давала возможность роста только детям из обеспеченных слоев, за­крывая пути развития рабочим. Поэтому, писал






Выдающиеся

ПСИХОЛОГИ

МОСКВЫ




Блонский, необходимо организовать новые, на­родные школы с новыми программами и мето­дами обучения. Его выступления против бойко­та, организованного учителями, отказавшимися работать в новой школе, привели его в.конце 1917 г. к разрыву с многими прежними знако­мыми. Он был вынужден выйти из Союза дея­телей средней школы и редакции журнала «Но­вая школа». Вспоминая это время, Блонский писал: «Лишенный всех мест, без определенной перспективы заработка... я был полон энтузиаз­ма и не сомневался в осуществлении новой школы».

Эти ожидания оправдались, скоро появи­лись и новая работа, и новые знакомые, под­державшие его в стремлении к реформе школы. Он выступает с лекциями и докладами, органи­зовывает трудовые школы, печатает статьи, по­священные этой проблеме.

Осенью 1919 г. он получает возможность не только оказывать влияние на разработку новых программ и методов для трудовой школы, но и реализовать свои планы относительно подго­товки учителей для этой новой школы, так как ему предложили создать Московскую академию народного образования. П.П.Блонский исходил из того, что эта академия не должна копиро­вать старые педагогические вузы, ее необходи­мо строить на системной основе с тем, чтобы студенты не только специализировались в вы­бранной профессии, но и повышали свой куль­турный уровень, получая современные знания об искусстве, технике, политике. Поэтому кро­ме курсов специальных предметов (педагогика, психология, физиология) в академии были вве­дены техникумы и студии, в которых студенты не только приобретали теоретические знания об искусстве и технике, но и сами занимались ручным трудом по дереву и металлу и художе­ственной деятельностью (музыкой, живописью, литературой). Блонский и сам нередко вклю­чался в эту деятельность вместе со студентами, а в его домашнем кабинете был отгорожен спе­циальный угол для слесарной мастерской. Большое внимание он уделял и формированию

у студентов практических навыков общения с детьми. С этой целью он создал при академии детский сад и школу, в которых работали сту­денты.

Все свои знания, накопленный за предыду­щие годы педагогический опыт, свой энтузиазм вносит Блонский в организацию этой акаде­мии, которая становится его любимым дети­щем. Он сам читает лекции по педагогике и психологии студентам младших курсов, выез­жает с ними на практику, вникает во все мело­чи их повседневной жизни. Этот тесный кон­такт он считал необходимым для того, чтобы иметь возможность широкого влияния на фор­мирование личности, ценностных ориентации будущих педагогов, полагая недостаточным ог­раничиться только их профессиональным обра­зованием.

Такое заинтересованное отношение к своим студентам и аспирантам было очень характерно для Бломского. Замкнутый по натуре, на пер­вый взгляд он казался отгороженным от их личных проблем, так как поддерживал разговор преимущественно на деловые темы. Однако дистанция, которую он неизменно сохранял в общении с учениками, не мешала ему быть в курсе их жизни, помогать им в трудных ситуа­циях. Так, зная, что его аспирантка А.И.Лип-кина живет в сложных жилищных условиях, за городом, он при поддержке Н.К.Крупской по­мог ей получить комнату в Москве. Помогал он и другим своим аспирантам и сотрудни­кам — Любимову, М.А.Шнейдеру, М.Х.Швач-кину.

К сожалению, состояние здоровья не позво­лило Блонскому реализовать все свои планы при формировании академии. Бытовые трудно­сти, переутомление обострили старые болезни. В 1921 г. у него обнаруживают открытую форму туберкулеза и отправляют в санаторий. После выздоровления он не вернулся в академию, а начал работать в Государственном ученом сове­те (ГУС).

Эта организация была создана Крупской при непосредственном участии Ленина и заду-







Научно-педагогическая секция ГУСа, 1929 г.

Стоят — В.В.Симановская, О.А.Малиновская, М.М.Пистрак, Е.Т.Руднева, П.П.Блонский, С.НЛуначарская, Н.М.Шульман, И.Т.Розанов???; сидят — С.Т.Шацкий, М.С.Эпштейн, Н.К.Крупская, Катанская, А.И.Радченко, Е.Зомбе, Е.Т.Лифшиц.








мана как идейный центр Наркомпроса. Круп­ская же привлекла Блонского к работе в совете, предложив написать программы для школы 1-й ступени. Необходимо отметить, что знакомство с Крупской, работа с ней в течение многих лет сыграли значительную роль в жизни Блонско­го. Она же познакомила его с трудами Ленина, который высоко оценил созданные Блонским программы реформирования школы. Помощь Крупской очень помогла Блонскому и при формировании педагогической академии, и при работе в ГУСе. Однако эта работа отнимала много времени и сил, отвлекая его от научных занятий. Поэтому с середины 20-х гг. он начи-

нает постепенно отходить от организаторской деятельности, перенося центр внимания на ре­шение проблем новой, формирующейся прак­тической психологии и педологии. Отходу от практической деятельности способствовало и изменение социальной ситуации, введение еди­нообразия в школы, негативное отношение к многим из тех реформ, которые приветствова­лись в начале 20-х гг. Отходит от ГУСа и С.Т.Шацкий, который, так же как и Блонский, стремился к построению новой школы и с ко­торым он плодотворно сотрудничал все годы работы в ГУСе.

В 30-е гг. Блонский возглавляет кабинет

125






8-tematika-kontrolnih-rabot-i-metodicheskie-ukazaniya-po-ih-vipolneniyu.html
8-temi-dlya-samostoyatelnogo-izucheniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-dlya-slushatelej-centra-povisheniya.html
8-temi-referatov-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-vseh-specialnostej-soglasovano-rekomendovano-kafedroj.html
8-termicheskie-cehi-termicheskie-cehi-po-pozharnoj-opasnosti-otnosyatsya-k-kategorii-g.html
8-to-learn-to-care-for-each-other-to-trust-in-one-another9-prosti.html
8-translate-into-english-biznes-kurs-anglijskogo-yazika-metodicheskie-ukazaniya-dlya-studentov-zaochnoj-formi-obucheniya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/izuchenie-i-vospitanie-odarennih-detej.html
  • learn.bystrickaya.ru/goroda-moskvi-stranica-23.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obshie-svedeniya-100-vedushih-zarubezhnih-nanotehnologicheskih-noc.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razreshenie-sporov-v-vto.html
  • essay.bystrickaya.ru/doklad-ispolkoma-mir-2008-2010-gg.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplina-himiya-napravlenie-podgotovki.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-k-uchebno-metodicheskim-kompleksam-anglijskij-yazik-dlya-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-serii-rainbow-english-2-4-klassi.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/propagandistskie-kampanii-model-privratnika-24-struktura-novosti-24.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-sd-12-analiz-muzikalno-tancevalnih-form-cel-i-zadachi-disciplini-cel-f.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/vzaimosvyaz-upravlencheskogo-i-finansovogo-ucheta-harakteristika-upravlencheskogo-ucheta.html
  • school.bystrickaya.ru/byudzhetnaya-sistema-i-razvitie-mezhbyudzhetnih-otnoshenij-chast-5.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tematicheskij-plan1-uchebno-metodicheskoe-posobie-dlya-studentov-fakulteta-inostrannih-yazikov-2-e-izdanie-ispravlennoe.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zajceva-yuliya-yurevna-motiv-zerkala-v-hudozhestvennoi-sisteme-v-nabokova-na-materiale-russkoj-prozi-dis-kand-filol-nauk-10-01-01-perm-2004-210.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3-sportivnaya-rabota-v-ozdorovitelnih-i-sportivno-ozdorovitelnih-lageryah-po-mestu-zhitelstva-v-mestah-otdiha.html
  • crib.bystrickaya.ru/informaciya-soderzhashayasya-v-nastoyashem-ezhekvartalnom-otchete-podlezhit-raskritiyu-v-sootvetstvii-s-zakonodatelstvom-rossijskoj-federacii-o-cennih-bumagah-stranica-7.html
  • control.bystrickaya.ru/e-f-markin-gus-zheleznij-pogost.html
  • school.bystrickaya.ru/issledovanie-rinka-torgovogo-oborudovaniya-sibiri.html
  • lesson.bystrickaya.ru/nekrasovskaya-biblioteka.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informaciya-ob-istorii-issledovaniya-dannogo-otkritiya-sostavlennaya-po-materialam-informacionnih-byulletenej-w-a-r-stranica-21.html
  • letter.bystrickaya.ru/obosnovanie-i-poryadok-prekrasheniya-trudovih-dogovorov-v-rb-chast-2.html
  • textbook.bystrickaya.ru/istoriya-imperatorskoj-vlasti-posle-marka-kniga-i-stranica-9.html
  • literatura.bystrickaya.ru/skazochnij-konkurs-skazka-skazka-nebilica-slishish-muzika-kak-ptica-vvis-vzletela-kak-strela.html
  • universitet.bystrickaya.ru/ti-umeesh-horosho-uchitsya-stranica-3.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/samostoyatelnaya-rabota-studentov-po-predmetu-ekonomicheskaya-teoriya.html
  • turn.bystrickaya.ru/plan-raboti-komiteta-po-obrazovaniyu-sankt-peterburga-na-yanvar-2007-goda.html
  • letter.bystrickaya.ru/o-k-t-ya-b-r-napravlenie-deyatelnosti.html
  • occupation.bystrickaya.ru/napravlennij-otvetvitel.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nachalnik-otdela-laboratorii-sektora-po-zashite-informacii-kvalifikacionnij-spravochnik-dolzhnostej-rukovoditelej.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obespechennost-obrazovatelnogo-processa-po-disciplinam-specializirovannim-i-laboratornim-oborudovaniem.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tablica-33-mgu-im-m-v-lomonosova-v-kachestve-uchebnogo-posobiya-po-specialnostyam-menedzhment-igosudarstvennoe.html
  • composition.bystrickaya.ru/ot-zheleznodorozhnogo-vokzala-obshaya-programma-xvi-respublikanskogo-konkursa-issledovatelskih-rabot-konferencii.html
  • abstract.bystrickaya.ru/34-k-fenomenologii-povsednevnih-form-i-t-kasavin-s-p-shavelev.html
  • holiday.bystrickaya.ru/moskovskij-komsomolec-moskva-137-2862008-non-stop-2-rukovodstvo-ministerstva-i-inie-predstaviteli-mchs.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rekomendaciipo-zapolneniyu-karti-attestacii-rabochego-mesta-po-usloviyam-truda.html
  • lesson.bystrickaya.ru/programma-kursa-yazik-reklami.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.